Трудности перевода: Кремлевская стена

Ни один иностранец на моей памяти не имел хоть сколько-нибудь близкого представления о Московском Кремле до его посещения. Более того, многие из них говорили, что в их представлении Кремль — это какая-то серая стена или серое здание. «Серый» — здесь ключевое слово.

И, представьте себе, каково же удивление туристов, когда вместо серой стены они обнаруживают широкие улицы, площади, цветущие деревья, тенистый Тайницкий сад с красивыми клумбами, залитую солнцем Соборную площадь.

Один из туристов настолько негодовал от контраста между ожидаемым и увиденным, что усомнился в том, что президент действительно работает здесь и принялся всех убеждать, что мы специально привозим сюда туристов и «пускаем пыль в глаза».

Но сложность вовсе не в том, чтобы в чем-то переубеждать туристов. Я снова столкнулась с трудностями перевода, а именно с тем, как описать зубцы Кремлевской стены и их назначение.

Раньше я просто использовала англ. «merlon» (русс. «зубец»), но на лицах туристов читалось лишь недоумение. Тогда я прибегала к словосочетанию «ласточкин хвост» (англ. «swallow’s tail«), от этого становилось еще хуже. Меня не покидало ощущение, что я оставалась недопонятой. Куда проще было заменить сложное для восприятия иностранца «merlon» (русс. «зубец») на «spike« (русс. «острие»). Но правильно ли это?

Дело в том, что в культуре многих туристов, с которыми мне приходится работать, просто нет такого понятия, как «крепостная стена». В то время, как в России строили Кремли, в Европе строили замки с похожей архитектурой, а в Америке и в Австралии не было ничего подобного вообще.

Как же правильно описать зубчатые стены московского Кремля? Теперь у меня есть ответ, и я говорю так: «crenellated walls», где англ. «crenelle» — амбразура, бойница. Еще один вариант — «battlement» ( русск. «зубчатая стена»), но, скорее всего, без описательных пояснений не обойтись — «a wall with chest-hight crenelles and head-hight merlons», где «crenelle» — это пространство между зубцами, а «merlon» — сам зубец.