Библиотека рода Шереметевых в Кусково

В усадьбе Кусково открылась новая выставка под названием «Без читательского билета», на которой представлены книги из библиотеки рода Шереметевых, бережно собиравшиеся членами семьи более двухсот лет. В результате национализации 1919-го года большая часть крупнейшей частной библиотеки была передана Румянцевскому музею (ныне Российская Государственная библиотека).

Среди представленных в усадьбе книг, можно видеть естественнонаучные, религиозные, географические, исторические издания, большинство из которых на французском языке. На одной из этикеток на выставке объясняется подобное неравенство тем, что «русское книгопечатание просто не успевало за стремлением к образованности», то есть чтобы читать актуальную литературу, легче было читать ее в оригинале, чем дожидаться перевода и издания на русском языке.

Не будем забывать, что русское дворянство XVIII — XIX веков гораздо свободнее владело французским языком, чем русским. Приведу слова французского писателя Александра Дюма, которые он высказал во время своего путешествия по России, описанного в книге «Путешествие из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию»: «только одна серьезная, если не непреодолимая преграда стояла между крепостным и господином. Крепостной не знал ни слова по-французски, господин – по-русски».

«В Россию ехали амбициозные французы из разоренной после поражения Наполеона Франции. По иронии судьбы они ехали в Россию воспитывать детей русских аристократов. Могли ли они любить Россию? Ведь именно она была причиной несчастий в их стране. Могли ли эти гувернеры воспитать настоящих патриотов России?» Эту мысль высказал П. В. Басинский, автор трилогии про Л. Н. Толстого и его семью. Сложно ответить на этот вопрос.

Можно предположить, что французскую литературу лучше всего понять на французском языке, но зачем постигать медицину, естествознание, наконец, историю своей страны на французском языке? Можно сказать, что французская мысль была более просвещенной во многих вопросах в XVIII-XIX вв. Но вглядитесь в экспонаты выставки, и вы найдете книги Шекспира так же в переводе на французский язык.

Разглядывая книги, не трудно заметить, что большинство книг небольшого размера, которые удобно брать с собой в путешествия. На выставке говорится, что «издательские обложки из синей, голубой, серой и розовой бумаги зачастую заменялись владельческими переплетами. Ценители книг облекали их в кожу, в том числе и особой выделки — марокену (тисненый сафьян (кожа козы) для книжных переплетов)».

В секретере можно увидеть те самые издательские обложки.

«Обрезы покрывались золотом или окрашивали». Несколько книг демонстрируют окраску под дикий камень или мрамор.

Выставка также интересна и тем, что вряд ли представленные книги когда-либо бывали в усадьбе при жизни ее владельцев, так как библиотека хранилась в «Наугольном доме» на Воздвиженке в Москве. После 1919 года, когда частная библиотека была национализирована, многие книги пропали и попали обратно в собрание спустя годы только благодаря экслибрисам.

Экслибрис (от лат ex libris — «из книги», то есть из книг библиотеки того или иного рода, человека). Суперэкслибрис, то есть особый оттиск в виде инициалов или герба на корешке, мне не удалось разглядеть, но может удастся вам.

По книгам можно определить интересы владельцев. Имя одного из потомков сподвижника Петра известно благодаря истории любви к театральной крепостной актрисе Прасковье Жемчуговой. Интерес к театру отражен в собрании библиотеки.

Не могу не отметить книгу по истории русской жизни историка и москвоведа, исследователя Государственной Оружейной палаты в Кремле, одного из первых директоров Государственного Исторического музея И. Е. Забелина. Никому не удавалось так точно и интересно описать русский быт.

Члены семьи Шереметевых не только собирали библиотеку редких книг, но и сами являлись издателями и даже авторами книг, как Павел Сергеевич Шереметев, а в последствии сами стали героями книг, о жизни которых пишут отечественные и зарубежные исследователи по сей день.

Выставка небольшая, но заставляет задуматься о многом — и об уровне образованности человека XVIII-XIX веков, и о роли французского языка, об отношении к книгам и о многом другом.

Два новых выставочных пространства, которые открылись в Большом доме усадьбы Кусково — это огромная заслуга музея. Одно из которых — это комната, где представлена выставка «Без читательского билета», второе — соседняя комната, где представлена одна из самых ценных картин художественного собрания Шереметевых — кухонный натюрморт «Хозяйка на кухне» Корнелиса Якобса Делффа, голландского живописца конца XVI — I пол. XVII вв.

Оба помещения открылись для посетителей недавно. Будут ли эти два зала использоваться для новых выставок или нет, мне неизвестно, но если да, то это позволит знакомить посетителей с экспонатами из хранилищ музея, организовывать тематические выставки, привлечь больше посетителей, как среди тех, кто хорошо знаком с музеем, так и новых.