Архив метки: московские музеи

Как убедить туриста снять куртку в музее

В любом музее Москвы вас попросят снять ветровки даже летом, не важно, солнечная или дождливая погода за окном. И кому, как не гидам-переводчикам хорошо известно, что «раздеть» иностранного туриста — это настоящая пытка. Приходится буквально внушать туристам, что группу развернут и заставят сдать верхнюю одежду в гардероб. Иногда теряешь от 10 до 15 минут экскурсионного времени, а так как мы постоянно работаем в спешке, то это непозволительная роскошь.

Почему же иностранцы так неохотно расстаются со своей верхней одеждой? Я даже прибегала к таким уговорам, что сейчас не сезон, и не придется стоять в очереди, чтобы взять куртку обратно. Так как наивно полагала, что туристы опасаются очередей.

Оказалось, что во многих музеях США услуга гардероба платная. А так как я работаю в основном с американскими туристами, все встало на свои места. Во время моего посещения музеев США требований непременно снять верхнюю одежду не поступало нигде, кроме Галереи Фрика в Нью Йорке. Но, так как я путешествовала в декабре, у меня у самой было мало желания ходить по музею в пуховике. К своему удивлению, я обнаружила не только приличные очереди в гардероб, но и плату за данную услугу. В некоторых музеях эта услуга стоила 4 доллара за куртку, и 2 доллара возвращались при сдаче номерка. В других музеях стоимость составляла 2 доллара за куртку без возврата денег.

Благодаря взимаемой плате, надо полагать, все гардеробы ультрасовременные и автоматизированные. Гардеробщики не бегают взад и вперед, а управляют вешалками с пульта.

Откуда тогда такие длинные очереди? Нет, не из-за приема денег. Деньги оплачиваются на месте, и происходит это очень быстро. К вещам же относятся очень бережно. Пока каждое пальто или куртка не будут застегнуты на все пуговицы или молнию, его не отправят на конвеер из вешалок.

Чтобы как-то ускорить процесс, лучше самому застегнуть свое пальто пока стоите в очереди.

Теперь я заранее предупреждаю туристов об отсутствии платы за гардероб, и все раздеваются более охотно.