Архив метки: гиду на заметку

Трудности перевода: restoration или renovation

Едешь по Москве, глаз радуется — здания восстанавливаются, ремонтируются. Только туристам, желающим сделать хорошие фотографии, так не кажется. Вот и знаменитое здание на Лубянской площади было почти год на реставрации, рядом с ним Детский мир и Политехнический музей, а еще раньше Большой театр, в Кремле — 14-ый корпус (здание школы им. ВЦИК), а теперь еще и Спасская башня и часть кремлевской стены в Александровском саду.

Но, как бы то ни было, а гиду придется здания показывать, называть и описывать. Какое же слово правильно использовать в качестве перевода слова «реставрация»? Казалось бы, простой вопрос, но ошибки случаются часто именно в простом. Если сказать  «renovation», то имеется в виду, что здание перестраивают и модернизируют. Так можно сказать, например, про здание школы им. ВЦИК в Кремле и про Детский мир на Лубянке, гостиницу Москва, стены и перекрытия которых были снесены и заново выстроены. А вот, когда работы касаются небольших поправок облицовки, покраски, восстановления первоначального вида без изменений, то правильно использовать слово «restoration».

Слово «retouching» вообще неправильно использовать в отношении зданий, так как этот термин относится к работе с фотографиями и другими видами изображений.

Еще один термин, который пригодится для описания зданий под реставрацией — это «scaffolding» (по-русски «леса»).

Семь сталинских высоток или семь сестер Сталина

Всем известны сталинские высотки, строительство которых было начато в Москве в честь восьмисотлетия города в 1947 году. А знаете ли вы, что американские туристы называют эти высотки не просто высотками или сталинскими высотками (по-англ. «high-rise buildings»), а Seven Stalin’s Sisters («Семь Сестер Сталина»)?

Пришло время разобраться, какие-такие еще «сталинские сестры» и откуда пошло это название?

Есть основания полагать, что название «Seven Stalin’s Sisters» было завезено к нам американскими туристами по аналогии с хорошо им знакомым названием семи американских женских частных университетов гуманитарных наук, которые так и называются «Seven Sisters». А от гипертрофированного интереса иностранцев к сталинской теме, название было превращено в «Seven Stalin’s Sisters».

Семь женских элитных университетов для детей из протестантских семей были основаны в девятнадцатом веке в США и предоставляли женщинам равные с мужчинами права на образование. Основателями было решено дать такое название своим учебным заведениям, которое бы объединяло все семь колледжей подобно тому, как название «Лига плюща» («The Ivy League») объединяла элитные университеты для мужчин.

Выбор основателей университетов остановился на древнегреческом мифе о плеядах — семи сестрах, дочерей Атланта и морской нимфы Плейоны, превращенных Зевсом в созвездие. С тех пор ассоциация этих семи учебных университетов называется «Seven Sisters».

Известно, что в Москве планировалось построить не семь, а восемь высоток, поэтому любая связь с созвездием Плеяд, расположением высоток по расположению созвездия — это миф. Более правдоподобное объяснение появления названия «Seven Stalin’s Sisters» — это все-таки американские туристы.

Сталинские высотки помимо названия, присвоенного им американскими туристами, также связаны с США благодаря зданию Муниципалитета Манхэттена. В архитектуре этого здания явно угадываются черты наших высоток, хотя, конечно, скорее наоборот, так как оно было построено гораздо раньше — в 1909-1912 гг.

Так и не понятно, заимствовали ли советские архитекторы черты здания Муниципалитета Манхэттена или нет. Ну, да и не важно. Гиду-переводчику важно проводить разные параллели, которые помогают туристу оценить и запомнить увиденное. Не менее важно и самому понимать, откуда берутся разные названия.

Для меня эти здания навсегда останутся сталинскими высотками, а туристы могут между собой называть их так, как им больше нравится.

«По ком звонит колокол» или «Девять ударов в колокол»

Откуда пошло выражение «по ком звонит колокол»? — Ответ на этот вопрос можно найти в названии рассказа английской писательницы Дороти Сейерс «The Nine Tailors». Название рассказа переводится вовсе не «Девять портных», а «Девять ударов колокола».

Дело в том, что в некоторых церковных приходах Англии до сих пор соблюдают традицию, уходящую своими корнями в далекое прошлое. По этой самой традиции о смерти умершего сообщали при помощи колокольного звона. В маленькой деревушке вести о тяжелой болезни кого-либо из ее жителей очень быстро распространялись, поэтому для соседей не составляло труда установить личность умершего, если они узнавали возраст и пол человека. О смерти, возрасте и поле умершего сообщалось (по англ. — «to tell»)  при помощи отдельных мерных ударов в колокол. Тремя ударами в колокол оповещали о смерти ребенка, два раза по три удара означало, что новопреставленная была женщиной, и, наконец, три раза по три  удара, что умер мужчина. После небольшой паузы колокол оглашал о возрасте умершего с примерно 30-ти секундным интервалом между ударами. Английское слово «teller» (по-русски рассказчик, повествователь) в некоторых диалектах претерпело изменения до формы «tailor», отсюда и пошло выражение «Nine tailors maketh a man» (по-русски «Девять ударов колокола оповещают о смерти мужчины» — помните три раза по три удара?). А колокол, в который отбивают необходимое количество ударов, называют «teller». Звон, совершаемый этим колоколом, называется «toll».

В литературе уже существует роман Хемингуэя с названием «For Whom the Bell Tolls» («По ком звонит колокол»). В связи с этим, переводчику детективного рассказа Дороти Сейерс пришлось придумать новый перевод для ее «The Nine Tailors», чтобы не повторять уже известное миру название романа американского писателя. Благодаря этому русскоязычным любителям детективного жанра рассказ известен под названием «Почерк убийцы» в переводе А. В. Яшиной (2008 г. издательство «Мир Книги») или «Девять ударов за упокой» в переводе И. Архангельской, М. Ворсановой и др. (1998 г. издательство «Армада-пресс»).  «Почерк убийцы» — хороший вариант, но более близким к оригиналу и сюжету вариантом все-таки будет «Девять ударов за упокой».

В книге Дороти Сейерс «Девять ударов за упокой» можно почерпнуть не только интересную информацию о традиции колокольного звона в Англии, но и некоторую необходимую лексику для того, чтобы общаться на эту тему.

Чему я научилась у английских гидов

Во время экскурсий в Великобритании я наблюдала за работой английских гидов, брала на заметку их методы ведения экскурсий, записывала разные слова и фразы, а также запоминала историческую справку.

Первая экскурсия — однодневный автобусный тур «Виндзор, Стоунхендж и Оксфорд». Начало тура в 8:45, сбор на лондонском автовокзале «Виктория», окончание в 19:00.

Перед посадкой в автобус, было сделано объявление о том, что испаноговорящие туристы должны проследовать в один автобус, а англоговорящие — в другой, чтобы не мешать языки в одном автобусе.

Гид проверял туристов по списку при входе в автобус, в то время как водитель выдавал каждому аудио-передатчики и наушники, которые мы позже использовали на улице. Стоит отметить, что водитель сразу был задействован, в отличие от того, как это принято у нас. Пока собираются мои туристы в Москве, наш водитель стоит где-нибудь позади автобуса, где либо курит, либо беседует с другими водителями.

Мне также понравилось, как наш гид, Люси, представила водителя сразу после себя:

Осторожно, зеленый человек!

Мне часто приходится переходить дорогу с туристами во время экскурсий, и каждый раз это настоящее испытание.

Но настоящее испытание для гида — это светофор. Меня всегда удивляло, почему при объявлении мной «зеленый свет, переходим!», у туристов это побуждение к действию не вызывало никакой реакции, кроме недоумения и нервных рывков на месте. Потом я подслушала, как один из туристов говорил «green man» вместо моего «green light» при переходе тротуара. Я заметила, что от этого выражения было больше пользы, чем от моего «зеленый свет». А все потому, что не во всех городах цвет светофора, разрешающий пешеходу перейти дорогу, зеленый. Вот, например, в Нью Йорке — это белый цвет. Кроме того, загарающийся значок на светофоре может быть как «человек», так и «ладонь». Тем не менее, «green man» работает.

Необходимо заранее предупредить туристов о светофоре. Казалось бы, мелочь, и кто бы предполагал, но и об этом приходится помнить.

Чему я научилась у американских экскурсоводов

Первое знакомство состоялось с экскурсоводом в музее Естествознания в Нью Йорке.

Кэтлин Лайвли работает в музее на добровольных началах и проводит бесплатные обзорные экскурсии. Имея профильное образование в области геологии, Кэтлин без труда доступным языком объясняла сложные понятия и процессы строения земли и др.

В самом начале гид предупредила, что обзорные экскурсии у каждого из сотрудников музея разные, что во время экскурсии удастся посмотреть не все залы, а лишь получить общее представление о музее. Также было сообщено, сколько примерно времени займет экскурсия, что большинство времени нам предстоит ходить или стоять, что мы осмотрим 6 залов, которые не только являются одними из самых популярных в музее, но также и любимыми залами самого гида. Как оказалось, фраза «мои любимые залы» сыграет с Кэтлин позже злую шутку.

Вступительная речь гида на английском языке звучала так:

«I know that at least some people have been here before. One thing I want to say about our highlights tours is that all tour guides have a different tour, this is not canned. You might want to see other places in the museum, and if you do, why not coming back. If you see someone else on the tour next time, it is going to be completely different. What we are going to do, I’d like to say that we are going mostly walking or standing for about an hour an a half or so, there will be a few spots on the tour where you can sit for a couple of minutes. You cannot see everything in a day. We are going to see 6 halls, like I say my favourite spots and also very popular spots. Follow the flag and if anything happens yell at me.»

Очень часто группа в сопровождении гида привлекает внимание со стороны других посетителей музея, которые иногда присоединяются к экскурсии. У разных гидов к этому свое отношение. Что касается меня, то мне лестно, что моя группа растет, а не уменьшается. Но также это может приносить и определенные неудобства, когда основной группе становится сложно воспринимать информацию или невозможно подойти к витрине поближе из-за скопившейся толпы. Если вновь присоединившиеся мешают основной группе, то приходится принимать меры. Вот как американский экскурсовод решала эту проблему. Каждый раз, когда напротив витрины или экспоната, который был в программе экскурсии, стояли посетители, чтобы вежливо освободить место, Кэтлин говорила следующее:

«Я провожу экскурсию, но вы можете присоединиться.»

Речь экскурсовода на английском языке звучала так:
«I have a tour, but you are welcome to stay.»
«I have a tour. You are welcome to hang up, we just need to use this space for a little bit.»

Пришло время вопросов к экскурсоводу. Один из вопросов был особенно провокационным и звучал так: «Есть люди, как я, которые верят, что возраст земли не более 3000 лет, и кто верит в Иисуса Христа. Как вы объясните этим людям, что происходило с землей 2.5 миллиарда лет назад?»

Вопрос экскурсанта на английском языке: «There are people who believe that the earth is three thousand years old, as I do, what would you say to somebody like me when you are saying 2.5 billion of years ago?»

Ответ гида: «Все, что вы видите в музее, представлено с научной точки зрения и в том числе способы летоисчисления происходящих на земле процессов. Мы не в коем случае не пытаемся навязать какую-то точку зрения или представления, все показано в том ключе, в котором наука понимает вещи. Я думаю, что этому существует множество объяснений, но с точки зрения науки это миллиарды лет.»

«Everything in a museum here is just trying to show scientific evidence and how scientific community is looking at things and measuring things. We are not at all trying to project believes on anybody, but only the way science will understand that. I think you may interpret it in many ways, but the way it is measured in that point is by using things like billion of years.»

Второй вопрос: «Какая температура ядра земли?» «What’s the temperature of the core of the earth?»
Гид не знала точного ответа на этот вопрос и отшутилась, говоря, что очень высокая. На что задававший вопрос человек и несколько экскурсантов в группе ехидненько пробурчали себе под нос: «Only your favorite spots.» «Только ваши любимые залы», то есть предполагается, что раз гид показывает свои любимые залы, то должен знать все.

Работа американского экскурсовода мало чем отличается от моей работы. Что-то я взяла на заметку, что-то нашла общее, явных недостатков не заметила. В общем экскурсовод делала тоже самое, что я и мои знакомые коллеги в Москве.

Еще одно знакомство с американским экскурсоводом состоялось в музее космонавтики в Вашингтоне.

Джон Нельсон работал с аудиосистемой, что значительно облегчало понимание, так как в музее очень шумно. Шум в музеях — характерная черта очень многих музеев в США. Как у любого опытного экскурсовода с собой небольшая бутылка воды, так как во время длительной экскурсии пересыхает в горле. Во время проходов из зала в зал вместо флажка гид поднимал вверх бутылку с водой.

Свою речь Джон сопровождал презентацией наглядного материала, который доставал из карманов. Вот, например, демонстрация стадий полета и отсоединения ступеней ракеты во время запуска «Аполлона» с целью высадки на луне.

Последняя стадия — отделение капсулы, которую гид называл малышом (англ. «little guy»).

А вот этот самый «малыш», в котором находились три астронавта во время полета.

Об этом даже не напишешь, это надо видеть.

Экскурсовод просто обязан иметь чувство юмора. Например, описывая основные достоинства самолета — скорость, безопасность, комфорт, Джон объяснил каким образом один из первых пассажирских самолетов отвечал всем этим требованиям. Самолет был безопасным, о чем говорили характеристики нового для того времени двигателя, по той же причине — достаточно быстрым и, наконец, комфортным, так как салон был оборудован системой кондиционирования — окна в салоне открывались во время полета.

На английском языке шутка звучала так: «The plane was air-conditioned — windows opened.»

Оба экскурсовода были очень приятно удивлены, когда я сказала, что я тоже гид, но в тоже время оба были немного смущены. Оба поинтересовались, понравилась ли мне их презентация. Один спросил — «How was I?» Второй смущенно сказал — «I tried to be factual.»

Мне даже было неудобно, что я их так смутила, ведь они были на высоте. Приятно было узнать, что и в Америке экскурсоводы люди — скромные и стеснительные. Ну а я увезла с собой помимо тяжелых каталогов, прекрасных впечатлений, фотографий, новый опыт, который непременно применю на практике в новом сезоне.

А также можно почитать о том, чему я научилась у британских гидов.