Архив метки: американские туристы

«Музей — это не Диснейленд». Прогулка по Эрмитажу с М. Б. Пиотровским

Мечтали ли вы когда-нибудь, чтобы вашим гидом по Эрмитажу стал его директор Михаил Борисович Пиотровский? Мечтали ли вы когда-нибудь побывать в его кабинете, в котором работали министры Российской Империи, увидеть стол Александра III, увидеть подарки современных королевских семей и огромное количество книг?

Это не просто экскурсия по Эрмитажу в сопровождении его директора, но и мастер-класс для гидов-переводчиков о том, как правильно представлять каждый зал Эрмитажа или другого классического музея, как связывать российских монархов с искусcтвом, о чем рассказывать в проходах между залами, как шутить и многое другое.

А также эта экскурсия прекрасно демонстрирует на примере журналиста Чарльза Пита-Роуза-младшего, как ведут себя американцы во время экскурсии в русских музеях, что от них следует ожидать, какие вопросы могут вам задать, насколько предвзято мнение американских туристов о России и многое другое.

Начну с того, что сегодня ни одна экскурсия в любом русском музее не пройдет без попыток со стороны путешественника заговорить с гидом о нынешнем российском президенте, что не стало исключением и в случае с американским журналистом.

Во-вторых, гид должен приготовиться, что англосаксонские туристы (под этим термином я имею в виду как англичан, так и выходцев из Великобритании, высадившихся на берегах штата Массачусетс в 1620 году, и которые стали основателями США) постоянно будут повторять за гидом только что им  произнесенные названия картин или экспонатов, иногда думаешь, я же точно так и сказала, почему он повторяет, может он поправляет меня? Определенно он поправляет вас. Любое отклонение от норм произношения, даже самое незначительное, едва уловимое для уха, просто не переносится англосаксонскими туристами. Тем временем, обратите внимание на совершенную неспособность американцев произносить русские имена на примере того, что в устах Чарльза Роуза имя Михаил Пиотровский звучит как Miguel Petrovsky, а слово «perestroika» произносится иностранцем, словно во рту у него горсть камушков.

Помимо корректировок произношения гида, довольно часто туристы подходят к этикеткам и уточняют, правильно ли гид сообщил название или год создания того или иного произведения искусства.

What do we see next? — очень распространенный вопрос, словно турист раздражен и ему не терпится идти вперед. На самом деле, это от того, что турист уже перегружен информацией и скорее желает услышать ответ, что мы уже заканчиваем. How many Matisse? How many Rembrandt? — часто туристы интересуются, сколько именно картин того или того художника находится в музее или вообще сколько в музее картин или экспонатов.

Хочу также отметить важные вещи, о которых упомянул М. Б. Пиотровский во время экскурсии, иногда даже предвосхищая вопросы экскурсанта — количество посетителей в год, количество сотрудников Эрмитажа, о реставрационных работах, о первых приобретениях Эрмитажа, о выставках за рубежом. Часто эта информация известна лишь сотрудникам музея, но неизвестна частным гидам, но при желании ее можно узнать.

Слушая директора Эрмитажа, даже не верится, что перед вами директор, на чьих плечах административное и хозяйственное управление, а не экскурсовод с многолетним стажем работы за спиной.

Тем не менее М. Б. Пиотровский все-таки допустил одну очень распространенную ошибку в разговоре с американцем,

Писанка

Среди туристов из США, я часто встречаю детей, внуков или правнуков эмигрантов из Украины, которые уехали из страны в начале XX века. И несмотря на то, что некоторые из них выросли и были воспитаны в Америке, они всегда говорили с теплотой о России, а различные украинские и русские традиции передаются из поколения в поколение в их семьях по сей день. Из историй, которыми иногда делятся со мной мои туристы, я узнаю много нового, и мне всегда приятно это соприкосновение с дореволюционной Россией.

Вот одна такая история.

Семь сталинских высоток или семь сестер Сталина

Всем известны сталинские высотки, строительство которых было начато в Москве в честь восьмисотлетия города в 1947 году. А знаете ли вы, что американские туристы называют эти высотки не просто высотками или сталинскими высотками (по-англ. «high-rise buildings»), а Seven Stalin’s Sisters («Семь Сестер Сталина»)?

Пришло время разобраться, какие-такие еще «сталинские сестры» и откуда пошло это название?

Есть основания полагать, что название «Seven Stalin’s Sisters» было завезено к нам американскими туристами по аналогии с хорошо им знакомым названием семи американских женских частных университетов гуманитарных наук, которые так и называются «Seven Sisters». А от гипертрофированного интереса иностранцев к сталинской теме, название было превращено в «Seven Stalin’s Sisters».

Семь женских элитных университетов для детей из протестантских семей были основаны в девятнадцатом веке в США и предоставляли женщинам равные с мужчинами права на образование. Основателями было решено дать такое название своим учебным заведениям, которое бы объединяло все семь колледжей подобно тому, как название «Лига плюща» («The Ivy League») объединяла элитные университеты для мужчин.

Выбор основателей университетов остановился на древнегреческом мифе о плеядах — семи сестрах, дочерей Атланта и морской нимфы Плейоны, превращенных Зевсом в созвездие. С тех пор ассоциация этих семи учебных университетов называется «Seven Sisters».

Известно, что в Москве планировалось построить не семь, а восемь высоток, поэтому любая связь с созвездием Плеяд, расположением высоток по расположению созвездия — это миф. Более правдоподобное объяснение появления названия «Seven Stalin’s Sisters» — это все-таки американские туристы.

Сталинские высотки помимо названия, присвоенного им американскими туристами, также связаны с США благодаря зданию Муниципалитета Манхэттена. В архитектуре этого здания явно угадываются черты наших высоток, хотя, конечно, скорее наоборот, так как оно было построено гораздо раньше — в 1909-1912 гг.

Так и не понятно, заимствовали ли советские архитекторы черты здания Муниципалитета Манхэттена или нет. Ну, да и не важно. Гиду-переводчику важно проводить разные параллели, которые помогают туристу оценить и запомнить увиденное. Не менее важно и самому понимать, откуда берутся разные названия.

Для меня эти здания навсегда останутся сталинскими высотками, а туристы могут между собой называть их так, как им больше нравится.

Забавные словечки гида-переводчика

Важно не только то, на сколько хорошо вы знаете экскурсионный материал, вы можете быть даже кандидатом исторических наук, но получите в отзыве на вашу работу что-то вроде: «гид мало шутит», «тихо говорит», «гид не помог мне купить зубную щетку или шампунь», «легче найти воду в Австралийской пустыне, чем в Москве» и так далее. Часть жалоб можно предвосхитить и избежать.

Гид-переводчик аккуратно подбирает слова и не зря. Например, если гид часто использует в своей речи слово «good» (русс. хороший, хорошо), то такой отзыв туристы на него и напишут, что гид был «good», что не есть очень хорошо. А если гид вставляет в каждое предложение «wonderful», «excellent», «perfect», «super», то эти слова туристы и запомнят и именно этими эпитетами опишут работу гида. Правда, гарантии, конечно, нет никакой. Одна из последних абсурдных жалоб, поступивших на гида — «гид очень любит свою страну».

Еще туристов нельзя подгонять, а большая группа может так растянуться, что гид никогда вовремя экскурсию не закончит. Чтобы придерживаться темпа, но не создавать ощущение цейтнот, можно говорить так: «We walk slowly but surely» (идем медленно, но верно) — и с юмором, и намек понят.

Вопрос туалета — это тот самый неловкий момент, с которым приходится иметь дело. Туалетов не только не хватает в городе, но и не все из них приличные. Русский человек поморщится, но сильно не удивится, обнаружив дырку в полу, а англичанин или американец видели подобное разве что только в Китае, от того такой тип туалета и называется по англ. «asian toilet» или «squatty potty». Как, не вдаваясь в подробности, предупредить туриста о степени комфорта туалета? Я слышала такое выражение, которое мне понравилось — «a happy toilet» и «unhappy toilet», и, возможно, я даже возьму его на заметку.

Туалеты надо предлагать постоянно и ни в коем случае не ограничивать туристов. Как правило, к нам приезжают туристы в возрасте, и очень многие иностранцы пьют гораздо больше воды, чем мы привыкли. Поэтому можно сказать так: «You can go to the toilet before the tour at a museum or after, or both. Don’t challenge yourselves». Не скажете «or both», они сами добавят.

У природы нет плохой погоды, но только не в случае, когда в дождливый день у вас обзорная экскурсия по городу или пешеходная полуторачасовая экскурсия по территории Кремля. Если американские и английские туристы будут ходить по колено в воде, не взирая ни на что и стараться получать удовольствие, то, например, для испанцев дождь — это национальное бедствие, и они обычно весьма бурно выражают свое недовольствие погодой.

Туристы постоянно спрашивают гида, будет ли дождь, брать ли им с собой зонтики и дождевики. А как обычно, скажешь не брать, польет как из ведра, и наоборот. Туристы полностью перекладывают на гида ответственность словно дети. Недавно подслушала, как опытный турлидер обыграла эту ситуацию. Перед экскурсией турлидер поблагодарила туристов за хорошую погоду: «Thank you for bringing good weather». Затем добавила: «Since this moment you are responsible for the weather. If the weather is good — it is me who provided it, and if the weather is bad — it is your fault». Американцы обычно очень позитивно реагируют на эту шутку и, как ни странно, больше с вопросами о погоде не пристают.

Гид постоянно посматривает на часы, так как экскурсия, обед, работа транспорта — все четко расписано. Неприятный сюрприз, если турист не приходит в назначенное время в назначенное место, например, после свободного времени. Здесь ничего не поделаешь, приходится выходить из положения, урезая следующую программу. Только турлидеры могут позволить себе уезжать без всех туристов, если те не пришли вовремя. Гид такого позволить себе не может — ищем всех, пока не найдем. Слышала такой способ, как «hat of shame» (русс. шапка позора), ношением которой можно «пригрозить» опоздавшим туристам. Я никогда ни к чему подобному не прибегала и не думаю, что это в моем стиле.

Умение пользоваться подобными хитростями вовсе не отменяет обязанность прекрасно знать экскурсионный материал. Туристы из США и Великобритании приезжают весьма подготовленными — многие даже посещают литературные клубы, где читают русскую литературу в течение года. Но чтобы ваши старания не пропали даром, нужно опередить туриста на шаг.

Как убедить туриста снять куртку в музее

В любом музее Москвы вас попросят снять ветровки даже летом, не важно, солнечная или дождливая погода за окном. И кому, как не гидам-переводчикам хорошо известно, что «раздеть» иностранного туриста — это настоящая пытка. Приходится буквально внушать туристам, что группу развернут и заставят сдать верхнюю одежду в гардероб. Иногда теряешь от 10 до 15 минут экскурсионного времени, а так как мы постоянно работаем в спешке, то это непозволительная роскошь.

Почему же иностранцы так неохотно расстаются со своей верхней одеждой? Я даже прибегала к таким уговорам, что сейчас не сезон, и не придется стоять в очереди, чтобы взять куртку обратно. Так как наивно полагала, что туристы опасаются очередей.

Оказалось, что во многих музеях США услуга гардероба платная. А так как я работаю в основном с американскими туристами, все встало на свои места. Во время моего посещения музеев США требований непременно снять верхнюю одежду не поступало нигде, кроме Галереи Фрика в Нью Йорке. Но, так как я путешествовала в декабре, у меня у самой было мало желания ходить по музею в пуховике. К своему удивлению, я обнаружила не только приличные очереди в гардероб, но и плату за данную услугу. В некоторых музеях эта услуга стоила 4 доллара за куртку, и 2 доллара возвращались при сдаче номерка. В других музеях стоимость составляла 2 доллара за куртку без возврата денег.

Благодаря взимаемой плате, надо полагать, все гардеробы ультрасовременные и автоматизированные. Гардеробщики не бегают взад и вперед, а управляют вешалками с пульта.

Откуда тогда такие длинные очереди? Нет, не из-за приема денег. Деньги оплачиваются на месте, и происходит это очень быстро. К вещам же относятся очень бережно. Пока каждое пальто или куртка не будут застегнуты на все пуговицы или молнию, его не отправят на конвеер из вешалок.

Чтобы как-то ускорить процесс, лучше самому застегнуть свое пальто пока стоите в очереди.

Теперь я заранее предупреждаю туристов об отсутствии платы за гардероб, и все раздеваются более охотно.

Познакомьтесь — Ольгакол

Эту поделку я получила в подарок от одной из своих туристок. Нэнси Харт занимается дизайном механических поделок из дерева. Обычно она черпает вдохновение для своих работ из реальной жизни — путешествий, семейных историй и так далее. Мотивом для этой поделки стала экскурсия по территории Кремля, которую я проводила.

Поделка называется Ольгакол. Название состоит из «Ольга» — моего имени, и «кол» — это сокращенное от русск. «колокол». В этом названии есть еще игра букв — из букв можно составить слово «алкоголь», так как водка, алкоголь — это и элемент юмора и то, что приходит на ум иностранцам, когда они представляют себе Россию.

В итоге получилась развеселившаяся Ольга, которая забралась на Царь-Колокол и звонит в ручные колокола, свесив ножки, приводимая в движение благодаря вращению ручки с боку.

Только не подумайте, что нечто подобное имело место в буквальном смысле:)

Царь-колокол очень впечатлил Нэнси, так как она имеет непосредственное отношение к церковным колоколам. Нэнси играет на ручных колоколах в церкви у себя дома. Я была в гостях у Нэнси, и она даже позволила мне поиграть на этих ручных колоколах.

Такой набор колоколов может позволить себе далеко не каждая церковь, так как их стоимость составляет около 20 тыс. долларов США. Колокола разрешено брать только руками в перчатках. Извлекать красивые ноты из колоколов оказалось очень сложно. В отличии от традиции русского православного колокольного звона, на ручных колоколах можно играть не только церковную, а любую музыку.