Памятник Александру I в Александровском саду

Казалось бы, памятник Александру I в Александровском саду звучит как «масло масляное». Однако, к своему удивлению, я недавно обнаружила, что некоторые иностранные туристы думают, что Александровский сад в Москве назван так в честь Александра Македонского, а не в честь российского императора. Новый памятник поможет иностранным туристам сориентироваться.

Откровенно говоря, я ехала смотреть на памятник, заранее настроив себя против него — еще один памятник, большой, подавляющий смотрящего не него человека, еще одна историческая личность, памятник, который заставляет тебя задумываться, и другие подобные мысли меня посещали. Хотелось бы увидеть какую-нибудь загогулину или штуковину, на которую можно было бы смотреть и будоражить свое воображение или ничего не будоражить, а просто смотреть. А тут снова памятник.

Как оказалось, я совершено напрасно настраивала себя таким образом. Красивый классический памятник, барельефы, раскрывающие суть памятника и исторической эпохи, и место возле Боровицкого холма очень удачно выбрано. Чтобы посмотреть на памятник Александру I в Александровский сад приехало очень много людей.

Собравшиеся по долгу рассматривали барельефы, узнавали на них героев войны 1812 года, Казанский собор в Санкт-Петербурге и Храм Христа Спасителя в Москве — одни из самых главных святынь обеих столиц, начало строительство которых было положено Александром I, беседовали, вспоминали историю, фотографировались.

Один из барельефов посвящен победоносному вступлению императора Александра I в Париж в 1814 г.

На противоположной стороне памятника изображен барельеф, названный «Битва народов под Лейпцигом 4-7 (16-19) октября 1813 года».

Перед памятником через дорогу установлены дополнительные барельефы с изображением героев Отечественной войны, а также двух исторических битв — Бородинского сражения и сражения при Березине. К сожалению, нет точного перечисления полководцев, кто из них кто. Барельеф — это все-таки не портрет, поэтому постараюсь назвать самых основных — по центру Кутузов, справа от него Барклай-Де-Толли, между ними Д. Давыдов, справа от Барклая-де-Толли Багратион.

По тому, что я могла наблюдать в саду сразу на следующий день после открытия памятника, могу сказать, что собравшимся он очень понравился, и у монумента есть все шансы завоевать любовь москвичей и приезжих, может даже и иностранцев. Туристы из Франции памятником наверняка заинтересуются, ведь во французском языке до сих пор есть выражение «c’est la Bérézina», которое означает очень плохое положение дел, полный провал.