Архив рубрики: Гиду на заметку

«Музей — это не Диснейленд». Прогулка по Эрмитажу с М. Б. Пиотровским

Мечтали ли вы когда-нибудь, чтобы вашим гидом по Эрмитажу стал его директор Михаил Борисович Пиотровский? Мечтали ли вы когда-нибудь побывать в его кабинете, в котором работали министры Российской Империи, увидеть стол Александра III, увидеть подарки современных королевских семей и огромное количество книг?

Это не просто экскурсия по Эрмитажу в сопровождении его директора, но и мастер-класс для гидов-переводчиков о том, как правильно представлять каждый зал Эрмитажа или другого классического музея, как связывать российских монархов с искусcтвом, о чем рассказывать в проходах между залами, как шутить и многое другое.

А также эта экскурсия прекрасно демонстрирует на примере журналиста Чарльза Пита-Роуза-младшего, как ведут себя американцы во время экскурсии в русских музеях, что от них следует ожидать, какие вопросы могут вам задать, насколько предвзято мнение американских туристов о России и многое другое.

Начну с того, что сегодня ни одна экскурсия в любом русском музее не пройдет без попыток со стороны путешественника заговорить с гидом о нынешнем российском президенте, что не стало исключением и в случае с американским журналистом.

Во-вторых, гид должен приготовиться, что англосаксонские туристы (под этим термином я имею в виду как англичан, так и выходцев из Великобритании, высадившихся на берегах штата Массачусетс в 1620 году, и которые стали основателями США) постоянно будут повторять за гидом только что им  произнесенные названия картин или экспонатов, иногда думаешь, я же точно так и сказала, почему он повторяет, может он поправляет меня? Определенно он поправляет вас. Любое отклонение от норм произношения, даже самое незначительное, едва уловимое для уха, просто не переносится англосаксонскими туристами. Тем временем, обратите внимание на совершенную неспособность американцев произносить русские имена на примере того, что в устах Чарльза Роуза имя Михаил Пиотровский звучит как Miguel Petrovsky, а слово «perestroika» произносится иностранцем, словно во рту у него горсть камушков.

Помимо корректировок произношения гида, довольно часто туристы подходят к этикеткам и уточняют, правильно ли гид сообщил название или год создания того или иного произведения искусства.

What do we see next? — очень распространенный вопрос, словно турист раздражен и ему не терпится идти вперед. На самом деле, это от того, что турист уже перегружен информацией и скорее желает услышать ответ, что мы уже заканчиваем. How many Matisse? How many Rembrandt? — часто туристы интересуются, сколько именно картин того или того художника находится в музее или вообще сколько в музее картин или экспонатов.

Хочу также отметить важные вещи, о которых упомянул М. Б. Пиотровский во время экскурсии, иногда даже предвосхищая вопросы экскурсанта — количество посетителей в год, количество сотрудников Эрмитажа, о реставрационных работах, о первых приобретениях Эрмитажа, о выставках за рубежом. Часто эта информация известна лишь сотрудникам музея, но неизвестна частным гидам, но при желании ее можно узнать.

Слушая директора Эрмитажа, даже не верится, что перед вами директор, на чьих плечах административное и хозяйственное управление, а не экскурсовод с многолетним стажем работы за спиной.

Тем не менее М. Б. Пиотровский все-таки допустил одну очень распространенную ошибку в разговоре с американцем,

Отношение англичан к чаевым

Во время посещения лекции «Время по Гринвичу и по существу» (Лев Толстой и Англия) в литературном музее Л. Н. Толстого лектор, старший научный сотрудник музея Елена Евгеньевна Архипова навела меня на интересную мысль о том, почему туристы из Великобритании вовсе не щедры на чаевые.

Чтобы разобраться в причинах такой прижимистости, обратимся к истории Великобритании, так как история — это гены нации. А из истории нам известно, что в 16-м веке король Англии Генрих VIII упразднил монастыри с последующей конфискацией принадлежащей им земли и всего богатства. С упразднением монастырей исчезли и всякого рода богоугодные заведения, такие как приюты и больницы для бедных. Как следствие, страна наводнилась нищими и калеками. Ответственность за эти категории граждан была переложена на работоспособное население Великобритании. Каждому округу или церковному приходу («parish«) вменялось в обязанность содержать малоимущих, матерей одиночек («bastardy«), калек и безработных. Бедняков заставляли носить на одежде латинские буквы AP, первая из которых означала название прихода, а вторая «P» — «pauper» (с англ. «бедняк»). Инвалидам и недееспособным выдавали лицензию на бродяжничество, остальных за попрошайничество ждало тюремное заключение, а со времен Елизаветы I Тюдор — определение в работные дома, условия содержания в которых мало чем отличались от тюремных, и которые просуществовали до 20-го века.

Л. Н. Толстой лично столкнулся с отношением англичан к попрошайничеству

«Индийские каникулы», и почему индийцы качают головой

BBC выпустил новый сериал «Indian Summers», который у нас перевели как «Индийские лета» или «Индийское лето». Я бы предпочла название «Индийские каникулы», на которые съезжалась британская аристократия, укрываясь от изнурительной жары в предгорьях Гималаев.

В фильме показаны взаимоотношения не только между британцами и индийцами, но и между индийцами разного происхождения. Среди коренного населения выделяются так называемые «untouchables», то есть «неприкасаемые», которые наравне с британцами могли владеть землей. Однако, по сравнению с британскими землевладельцами, «неприкасаемые» были теми же бесправными индусами, которым воспрещалось входить в пабы, клубы и другие общественные заведения наряду с собаками.

Для всех интересующихся историей Великобритании сериал может показаться интересным. Когда я была в Великобритании в 2014 году, то заметила, что индийцы испытывают нескрываемое удовольствие, если какую-нибудь услугу им оказывает англичанин, например, гид. До сих пор не утратило актуальности выражение «India is a jewel in the crown of the British Empire», так как индийские драгоценные камни не только украшают британские коронационные венцы, но и благосостояние Великобритании значительно выросло за счет ее самой многочисленной колонии, которой являлась Индия с 1858 по 1947 гг.

Что делает сериал неправдоподобным, то, что ни один из индийцев не качает головой.

Трудности перевода: restoration или renovation

Едешь по Москве, глаз радуется — здания восстанавливаются, ремонтируются. Только туристам, желающим сделать хорошие фотографии, так не кажется. Вот и знаменитое здание на Лубянской площади было почти год на реставрации, рядом с ним Детский мир и Политехнический музей, а еще раньше Большой театр, в Кремле — 14-ый корпус (здание школы им. ВЦИК), а теперь еще и Спасская башня и часть кремлевской стены в Александровском саду.

Но, как бы то ни было, а гиду придется здания показывать, называть и описывать. Какое же слово правильно использовать в качестве перевода слова «реставрация»? Казалось бы, простой вопрос, но ошибки случаются часто именно в простом. Если сказать  «renovation», то имеется в виду, что здание перестраивают и модернизируют. Так можно сказать, например, про здание школы им. ВЦИК в Кремле и про Детский мир на Лубянке, гостиницу Москва, стены и перекрытия которых были снесены и заново выстроены. А вот, когда работы касаются небольших поправок облицовки, покраски, восстановления первоначального вида без изменений, то правильно использовать слово «restoration».

Слово «retouching» вообще неправильно использовать в отношении зданий, так как этот термин относится к работе с фотографиями и другими видами изображений.

Еще один термин, который пригодится для описания зданий под реставрацией — это «scaffolding» (по-русски «леса»).

Семь сталинских высоток или семь сестер Сталина

Всем известны сталинские высотки, строительство которых было начато в Москве в честь восьмисотлетия города в 1947 году. А знаете ли вы, что американские туристы называют эти высотки не просто высотками или сталинскими высотками (по-англ. «high-rise buildings»), а Seven Stalin’s Sisters («Семь Сестер Сталина»)?

Пришло время разобраться, какие-такие еще «сталинские сестры» и откуда пошло это название?

Есть основания полагать, что название «Seven Stalin’s Sisters» было завезено к нам американскими туристами по аналогии с хорошо им знакомым названием семи американских женских частных университетов гуманитарных наук, которые так и называются «Seven Sisters». А от гипертрофированного интереса иностранцев к сталинской теме, название было превращено в «Seven Stalin’s Sisters».

Семь женских элитных университетов для детей из протестантских семей были основаны в девятнадцатом веке в США и предоставляли женщинам равные с мужчинами права на образование. Основателями было решено дать такое название своим учебным заведениям, которое бы объединяло все семь колледжей подобно тому, как название «Лига плюща» («The Ivy League») объединяла элитные университеты для мужчин.

Выбор основателей университетов остановился на древнегреческом мифе о плеядах — семи сестрах, дочерей Атланта и морской нимфы Плейоны, превращенных Зевсом в созвездие. С тех пор ассоциация этих семи учебных университетов называется «Seven Sisters».

Известно, что в Москве планировалось построить не семь, а восемь высоток, поэтому любая связь с созвездием Плеяд, расположением высоток по расположению созвездия — это миф. Более правдоподобное объяснение появления названия «Seven Stalin’s Sisters» — это все-таки американские туристы.

Сталинские высотки помимо названия, присвоенного им американскими туристами, также связаны с США благодаря зданию Муниципалитета Манхэттена. В архитектуре этого здания явно угадываются черты наших высоток, хотя, конечно, скорее наоборот, так как оно было построено гораздо раньше — в 1909-1912 гг.

Так и не понятно, заимствовали ли советские архитекторы черты здания Муниципалитета Манхэттена или нет. Ну, да и не важно. Гиду-переводчику важно проводить разные параллели, которые помогают туристу оценить и запомнить увиденное. Не менее важно и самому понимать, откуда берутся разные названия.

Для меня эти здания навсегда останутся сталинскими высотками, а туристы могут между собой называть их так, как им больше нравится.

Эмотивное междометие «упс»

Представляю, как режет слух русскому человеку, не имеющему отношение к изучению английского языка и английской или американской культуры, когда он слышит от своего соотечественника междометие «упс».

Все эти словечки — упс, гайз, фокс и т.д. сначала подхватываются практически автоматически, а потом приходит понимание, что злоупотреблять ими не следует, так как чрезмерное использование разговорных слов и выражений, а также междометий делают речь бедной, менее красноречивой и неакадемической. Да, есть возможность блеснуть знанием современного языка, но все же не с каждым можно общаться столь неформально.

Помимо этого, не все американцы приветствуют обращение «guys», так же, как не все англичане — «folks». А что касается вышеупомянутого «упс», то я попыталась разобраться в этимологии этого выражения.

Слово «упс» словно ураган ворвалось в русский язык более 10-ти лет назад и мгновенно было подхвачено молодым поколением. Из опыта работы с иностранными туристами, могу сказать, что в речи самих американцев и англичан «oops» не часто услышишь, некоторые его даже намеренно избегают.

А вот как все начиналось на родине первоисточника — Великобритании. Еще в 18-м веке в английском языке было очень красивое междометие — «hoops-a-daisy». Сначала эта фраза появилась в устной речи, поэтому существует несколько вариантов ее написания, так как каждый автор записывал фразу так, как слышал, а именно: upsidaisy, upsa daesy, upsy-daisy, oops-a-daisy, oopsy-daisy, hoops-a-daisy.

Наиболее часто используемая форма «oops-a-daisy» впервые встречается в печатных источниках в 1862 году, а именно в «Описании диалектов Лидса и его окрестностей» Клафа Робинсона («Clough Robinson’s The dialect of Leeds and its neighbourhood», 1862). Еще более раннее упоминание «up-a-daisy» встречается в собрании писем Джонатана Свифта, опубликованном в 1711 году. Еще одна форма, существовавшая в боле раннем устном диалекте, возможно звучала так — «upaday».

«Hoops-a-daisy» — это набор слов, языковое выражение эмоционального восклицания, которое мог произнести какой-либо взрослый человек, подбадривая ребенка, собиравшегося совершить прыжок, а также поднимая малыша, который учится ходить и  упал, например.

Причем здесь ромашка (англ. «daisy»), спросите вы. Междометие «hoops-a-daisy», где «daisy» (по-русски — ромашка) появилось, вероятнее всего от того, что ребенок, в адрес которого использовалось это выражение, играл на поляне, усеянной ромашками. Также само английское слово ромашка («daisy») происходит от day’s eye и со временем претерпело изменения до daisy. Цветок был назван «day’s eye» (по-русски «око дня»), так как с началом дня (см. выше «upaday») лепестки цветка раскрываются, обнажая желтую середину, похожую на солнце.

Благодаря междометию «ups-a-daisy» в американском английском возникло его производное «whoops-a-daisy», которое стали употреблять и в других случаях. Например, споткнувшись, или, совершив мелкую оплошность, человек произносил его вслух, таким образом, признавая себя неуклюжим. Впервые новое производное «Whoopsie Daisy» появилось в печатных источниках в сентябрьском номере «Нью Йоркера» в 1925 году. Со временем в американском английском закрепилось междометие, которое претерпело изменения до хорошо нам знакомого «oops», в то время как английское «oops-a-daisy» можно встретить теперь гораздо чаще в классической литературе, чем в устной речи.

Источник информации

«По ком звонит колокол» или «Девять ударов в колокол»

Откуда пошло выражение «по ком звонит колокол»? — Ответ на этот вопрос можно найти в названии рассказа английской писательницы Дороти Сейерс «The Nine Tailors». Название рассказа переводится вовсе не «Девять портных», а «Девять ударов колокола».

Дело в том, что в некоторых церковных приходах Англии до сих пор соблюдают традицию, уходящую своими корнями в далекое прошлое. По этой самой традиции о смерти умершего сообщали при помощи колокольного звона. В маленькой деревушке вести о тяжелой болезни кого-либо из ее жителей очень быстро распространялись, поэтому для соседей не составляло труда установить личность умершего, если они узнавали возраст и пол человека. О смерти, возрасте и поле умершего сообщалось (по англ. — «to tell»)  при помощи отдельных мерных ударов в колокол. Тремя ударами в колокол оповещали о смерти ребенка, два раза по три удара означало, что новопреставленная была женщиной, и, наконец, три раза по три  удара, что умер мужчина. После небольшой паузы колокол оглашал о возрасте умершего с примерно 30-ти секундным интервалом между ударами. Английское слово «teller» (по-русски рассказчик, повествователь) в некоторых диалектах претерпело изменения до формы «tailor», отсюда и пошло выражение «Nine tailors maketh a man» (по-русски «Девять ударов колокола оповещают о смерти мужчины» — помните три раза по три удара?). А колокол, в который отбивают необходимое количество ударов, называют «teller». Звон, совершаемый этим колоколом, называется «toll».

В литературе уже существует роман Хемингуэя с названием «For Whom the Bell Tolls» («По ком звонит колокол»). В связи с этим, переводчику детективного рассказа Дороти Сейерс пришлось придумать новый перевод для ее «The Nine Tailors», чтобы не повторять уже известное миру название романа американского писателя. Благодаря этому русскоязычным любителям детективного жанра рассказ известен под названием «Почерк убийцы» в переводе А. В. Яшиной (2008 г. издательство «Мир Книги») или «Девять ударов за упокой» в переводе И. Архангельской, М. Ворсановой и др. (1998 г. издательство «Армада-пресс»).  «Почерк убийцы» — хороший вариант, но более близким к оригиналу и сюжету вариантом все-таки будет «Девять ударов за упокой».

В книге Дороти Сейерс «Девять ударов за упокой» можно почерпнуть не только интересную информацию о традиции колокольного звона в Англии, но и некоторую необходимую лексику для того, чтобы общаться на эту тему.

Чему я научилась у английских гидов

Во время экскурсий в Великобритании я наблюдала за работой английских гидов, брала на заметку их методы ведения экскурсий, записывала разные слова и фразы, а также запоминала историческую справку.

Первая экскурсия — однодневный автобусный тур «Виндзор, Стоунхендж и Оксфорд». Начало тура в 8:45, сбор на лондонском автовокзале «Виктория», окончание в 19:00.

Перед посадкой в автобус, было сделано объявление о том, что испаноговорящие туристы должны проследовать в один автобус, а англоговорящие — в другой, чтобы не мешать языки в одном автобусе.

Гид проверял туристов по списку при входе в автобус, в то время как водитель выдавал каждому аудио-передатчики и наушники, которые мы позже использовали на улице. Стоит отметить, что водитель сразу был задействован, в отличие от того, как это принято у нас. Пока собираются мои туристы в Москве, наш водитель стоит где-нибудь позади автобуса, где либо курит, либо беседует с другими водителями.

Мне также понравилось, как наш гид, Люси, представила водителя сразу после себя:

Трудности перевода — Успенский собор

Во время одной из экскурсий, в группе среди туристов была русская мама с сыном, который ходит в школу в Америке. Мама слушала экскурсию на английском, но иногда спрашивала перевод некоторых слов на русский. Среди них — название Успенского собора, которое может переводиться на английский как Assumption или Dormition.

Сын попытался объяснить маме, что «assumption» происходит от англ. «to assume», одно из значений которого переводится с англ. на русс. яз. как «принимать». Но объяснить смысл названия ему так и не удалось.

Дело в том, что оба названия — это совершенно разные вещи, но оба понятия связаны с кончиной Богоматери. «Dormition» от фр. «dormir» (русс. «спать») — относится к следующему повествованию, что в 3 часа дня 15 августа (28 августа по новому стилю) 12 лет после воскресения Христа Мария заснула на глазах у апостолов, приготовляясь к вознесению на небеса. А через три дня ее душа преставилась вместе с телом, а преставление переводится на англ. как «assumption». Один из апостолов, а именно Фома не присутствовал при упокоении Богоматери, от чего горевал. Чтобы у апостола была возможность попрощаться с Марией, для него отворили камень пещеры, где было погребено ее тело. А когда камень отворили, то обнаружили, что гроб был пуст, так как произошло вознесение Богоматери, соединение ее тела с душой, подобно воскрешению и вознесению Иисуса Христа.

Поэтому не совсем правильно говорить, что Успенский собор можно переводить как Assumption, так и Dormition. Именно исключительный характер кончины Богоматери —успение, сон, упокоение, смерть передает как раз слово dormition, следовательно, это более правильный перевод названия собора, а вознесение Богоматери или преставление ее души вместе с телом лишь дополняет полный смысл данного события и переводится как assumption.

В этом объяснении также кроется и одно из сложнейших понятий о первородном грехе. Как известно, католическая церковь в отличие от православной придерживается точки зрения о непорочном зачатии Марии. А раз она непорочна и не унаследовала первородный грех, который привел к изгнанию Адама и Евы из Эдема и превратил их потомков в простых смертных, то и не должна умереть, так как смерть является естественным и неминуемым следствием первородного греха, когда плоть главенствует над душой и поэтому подвержена смерти. Вот почему в описании кончины Марии слово «умереть» заменяется на — «засыпать».

 

Клен Арлекин

Знаете ли вы, где в Москве растут самые красивые клены? — В парке возле Новодевичьего пруда. Этот клен называется Друммонди (Acer platanoides Drummondii). Благодаря остролистной форме ярких зеленых листьев с четко окрашенными краями молочного цвета клен получил прозвище «арлекин».

Такое дерево наверняка привлечет внимание иностранцев. Большинство туристов из Великобритании, Австралии и США владеют небольшими садиками. Садоводство возведено практически в культ в Великобритании. В Америке — это скорее уход за газоном. Англичане, а также Австралийцы знают названия всевозможных цветов, деревьев и растений и постоянно спрашивают гида, что это за цветы, а какой это дуб и так далее.

Любое дерево с разноцветной листвой можно назвать «variegated tree», это относится и к нашему клену-арлекину.