Отношение англичан к чаевым

Во время посещения лекции «Время по Гринвичу и по существу» (Лев Толстой и Англия) в литературном музее Л. Н. Толстого лектор, старший научный сотрудник музея Елена Евгеньевна Архипова навела меня на интересную мысль о том, почему туристы из Великобритании вовсе не щедры на чаевые.

Чтобы разобраться в причинах такой прижимистости, обратимся к истории Великобритании, так как история — это гены нации. А из истории нам известно, что в 16-м веке король Англии Генрих VIII упразднил монастыри с последующей конфискацией принадлежащей им земли и всего богатства. С упразднением монастырей исчезли и всякого рода богоугодные заведения, такие как приюты и больницы для бедных. Как следствие, страна наводнилась нищими и калеками. Ответственность за эти категории граждан была переложена на работоспособное население Великобритании. Каждому округу или церковному приходу («parish«) вменялось в обязанность содержать малоимущих, матерей одиночек («bastardy«), калек и безработных. Бедняков заставляли носить на одежде латинские буквы AP, первая из которых означала название прихода, а вторая «P» — «pauper» (с англ. «бедняк»). Инвалидам и недееспособным выдавали лицензию на бродяжничество, остальных за попрошайничество ждало тюремное заключение, а со времен Елизаветы I Тюдор — определение в работные дома, условия содержания в которых мало чем отличались от тюремных, и которые просуществовали до 20-го века.

Л. Н. Толстой лично столкнулся с отношением англичан к попрошайничеству и описал этот случай в рассказе «Из записок князя Д. Нехлюдова. Люцерн». Краткое содержание этого рассказа приведено самим Л. Н. Толстым так: «Седьмого июля 1857 года в Люцерне перед отелем Швейцергофом, в котором останавливаются самые богатые люди, странствующий нищий певец в продолжение получаса пел песни и играл на гитаре. Около ста человек слушало его. Певец три раза просил всех дать ему что-нибудь. Ни один человек не дал ему ничего, и многие смеялись над ним». В отеле Швейцергофе проживали в основном туристы англичане, которые высыпали на улицу и на балконы отеля и «в почтительном молчании слушали песню маленького нищего», и со всех сторон слышались «звуки одобрения». «И во второй раз из этих сотни блестяще одетых людей, столпившихся слушать его, ни один не бросил ему копейки». «Я совсем растерялся, не понимал, что это все значит, и, стоя на одном месте, бессмысленно смотрел в темноту на удалявшегося крошечного человека». 

Почему же английские туристы не удосужились поблагодарить бродячего музыканта за доставленное удовольствие? Вернемся к истории бродячего музыканта из рассказа Толстого: «В детстве еще он потерял отца и мать, других родных у него нет. Состояния он никогда не имел никакого. Он обучался столярному мастерству, но двадцать два года тому назад у него сделался костоед в руке, лишивший его возможности работать. Он с детства имел охоту к пенью и стал петь».

Англичане не подали нищему ни копейки не потому, что они жадные, а потому, что веками в менталитете англичан вырабатывалось отвращение к попрошайничеству и жестокое отношение к нищим. В Великобритании попрошайничество считалось преступлением, а следовательно, если англичанин помогал материально бродяге, то он считался соучастником этого преступления.

Работные дома исчезли с развитием системы социального обеспечения, но до сих пор в сознании англичан присутствует сдержанность в отношении поощрения любого труда помимо официальной оплаты.

Во всех заведениях Великобритании закон обязывает работодателя платить своему персоналу не меньше установленной оплаты труда в час и не требовать, чтобы работник своим трудом или услужливостью добирал до нужного минимума. Даже в их любимых пабах, не так то просто оставить чаевые. Их либо не принято оставлять вовсе, либо ограничиться при заказе напитков фразой «and one for yourself» или «and yours».  Эта фраза не означает, что бармен купит себе пинту пива за ваш счет или оставит себе на чай стоимость одного напитка, а возьмет с вас минимум, что-то около 1-2 фунта. Казалось бы, лучше нисколько, чем 2 фунта, но никто не обижается.