Колокола и звон Покровского собора

Впервые за всю историю Покровского собора, известного как храм Василия Блаженного, во время экскурсии было разрешено подняться на его колокольню.

Собор, построенный 452 года назад, дошел до наших дней с многочисленными изменениями, в том числе и касающихся его внешнего облика. Собор перекрашивали даже в угоду моде. Древний орнамент особенно вечером хорошо виден сквозь окошки собора.

Следов первоначальной звонницы, которая была пристроена к собору при Иване Грозном, не сохранилось. Та колокольня, с которой раздается звон древних колоколов сегодня, является пристройкой 17 в.

Колокола собора также относятся к самым разным эпохам. Это и колокол, купленный Дмитрием Пожарским, и колокол, отлитый сыном основателя колокололитейной династии Моторина (мастеров, отливших Царь-колокол в Кремле), европейские колокола, «родной брат» Большого колокола на Спасской башне Кремля и др.

Руководит этим «хором» старший звонарь Московского Кремля и храма Христа Спасителя Игорь Васильевич Коновалов (председатель общества церковных звонарей). Звонари — люди необычные, мы редко их видим, но часто слышим, в переносном смысле, разумеется. Послушать Игоря Васильевича живьем было огромным удовольствием.

Звоны в соборе возобновились в 90-е годы.

Сегодня во время звона на колокольне Покровского Собора мы слышим Большой колокол 18 в. — родного брата Большого колокола на Спасской башне мастера С. Г. Можжухина. Этот колокол был снят в 1928 году с колокольни утраченной церкви Живоначальной Троицы и преподобного Сергия Радонежского в Пушкарях, находившегося на улице Сретенке. В соседнем Колокольникове переулке жили мастера-литейщики, там работали и Моторины. Весь цвет колокололитейного и пушечного-литейного мастерства лежал на кладбище возле утраченной церкви. Кладбище также, к сожалению, утрачено.

Лекция была посвящена всему по-немногу — колокольне собора, колоколам, звону.

Например, было интересно узнать, что у колоколов есть имена, связанные с богослужебным предназначением: Праздничный, Божественный, Водосвятный, а также прозвища: Козел, Баран, Татарин, Переспор, Сысой, Реут и др. Что у звонарей существуют свои поверья, как, например, чтобы колокол хорошо звучал, надо пустить слух, то есть придумать какую-нибудь правдоподобную байку. Вспомнили и поговорки «развязать язык», «кто тебя за язык тянул».

Колокола, которые звонят во время «Бориса Годунова» и «Хрванщины» в Большом театре — это самые настоящие церковные колокола, которые были сняты во время так называемой «колокольной лихорадки» 20-30 г. г.

Интересно послушать, как звонари говорят о колоколах. Например колокол называют по имени отлившего его мастера. Так, говоря про колокол на Спасской башне Кремля, под который мы все с вами наливаем в Новый год шампанское, Игорь Васильевич говорит: «Это Семен Гаврилович Можжухин, 1776 год, 140 пудов, отлит по указу Екатерины II. А на колокольне Покровского собора находится его родной брат, тоже С. Г. Можжухин 1766 год 160 пудов веса. А в Кремле на первом ярусе Ивана великого весят еще два его брата. Своеобразная перекличка получается». И своеобразное семейство.

На благозвучие колокола несомненно влияет его толщина. Колокол одновременно выдает до 15-16 нот. Толщина профиля колокола не одинаковая: у самой нижней части, так называемого вала или боя, профиль может быть до трех раз толще, так как именно на эту часть приходится основной удар языка.

Колокол традиционно украшали орнаментом и вкладными надписями, голгофским крестом или изображением святых. Мастера 16-17 века не знали такой науки, как акустика, но чуя сердцем, располагали надписи либо там, где они совсем не влияют на звук, то есть под короной в верхней части колокола, либо там, где они влиять не могут — в самом низу.

Нередко встречаются на русских колокольнях и европейские колокола. Один из таких колоколов находится и в Покровском соборе. Этот колокол с надписями на французском языке мог быть привезен либо из Франции, либо из Бельгии. Позже появилась гравировка с текстом, повествующим о том, что «данный колокол был куплен купцами Твердиковыми и вложен в церковь Зачатия Анны, что в углу». Для надписи о покупателях колокола специально оставляли пустое место, то есть колокола могли быть и именными.

Затем на этом же колоколе идет надпись, сообщающая о том, «что сей колокол купил воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Колокол похитили воровские русские люди». Надписи говорят нам о том, как важно было для наших предков, по кому будет повествовать колокол до скончания века.

Орнаменты колоколов всевозможные от херувимчиков, до мифологических птиц, но в основном преобладают травяные узоры и надписи.

Можно было не только прикоснуться к древним колоколам, но и послушать их.