Семь сталинских высоток или семь сестер Сталина

Всем известны сталинские высотки, строительство которых было начато в Москве в честь восьмисотлетия города в 1947 году. А знаете ли вы, что американские туристы называют эти высотки не просто высотками или сталинскими высотками (по-англ. «high-rise buildings»), а Seven Stalin’s Sisters («Семь Сестер Сталина»)?

Пришло время разобраться, какие-такие еще «сталинские сестры» и откуда пошло это название?

Есть основания полагать, что название «Seven Stalin’s Sisters» было завезено к нам американскими туристами по аналогии с хорошо им знакомым названием семи американских женских частных университетов гуманитарных наук, которые так и называются «Seven Sisters». А от гипертрофированного интереса иностранцев к сталинской теме, название было превращено в «Seven Stalin’s Sisters».

Семь женских элитных университетов для детей из протестантских семей были основаны в девятнадцатом веке в США и предоставляли женщинам равные с мужчинами права на образование. Основателями было решено дать такое название своим учебным заведениям, которое бы объединяло все семь колледжей подобно тому, как название «Лига плюща» («The Ivy League») объединяла элитные университеты для мужчин.

Выбор основателей университетов остановился на древнегреческом мифе о плеядах — семи сестрах, дочерей Атланта и морской нимфы Плейоны, превращенных Зевсом в созвездие. С тех пор ассоциация этих семи учебных университетов называется «Seven Sisters».

Известно, что в Москве планировалось построить не семь, а восемь высоток, поэтому любая связь с созвездием Плеяд, расположением высоток по расположению созвездия — это миф. Более правдоподобное объяснение появления названия «Seven Stalin’s Sisters» — это все-таки американские туристы.

Сталинские высотки помимо названия, присвоенного им американскими туристами, также связаны с США благодаря зданию Муниципалитета Манхэттена. В архитектуре этого здания явно угадываются черты наших высоток, хотя, конечно, скорее наоборот, так как оно было построено гораздо раньше — в 1909-1912 гг.

Так и не понятно, заимствовали ли советские архитекторы черты здания Муниципалитета Манхэттена или нет. Ну, да и не важно. Гиду-переводчику важно проводить разные параллели, которые помогают туристу оценить и запомнить увиденное. Не менее важно и самому понимать, откуда берутся разные названия.

Для меня эти здания навсегда останутся сталинскими высотками, а туристы могут между собой называть их так, как им больше нравится.

Эмотивное междометие «упс»

Представляю, как режет слух русскому человеку, не имеющему отношение к изучению английского языка и английской или американской культуры, когда он слышит от своего соотечественника междометие «упс».

Все эти словечки — упс, гайз, фокс и т.д. сначала подхватываются практически автоматически, а потом приходит понимание, что злоупотреблять ими не следует, так как чрезмерное использование разговорных слов и выражений, а также междометий делают речь бедной, менее красноречивой и неакадемической. Да, есть возможность блеснуть знанием современного языка, но все же не с каждым можно общаться столь неформально.

Помимо этого, не все американцы приветствуют обращение «guys», так же, как не все англичане — «folks». А что касается вышеупомянутого «упс», то я попыталась разобраться в этимологии этого выражения.

Слово «упс» словно ураган ворвалось в русский язык более 10-ти лет назад и мгновенно было подхвачено молодым поколением. Из опыта работы с иностранными туристами, могу сказать, что в речи самих американцев и англичан «oops» не часто услышишь, некоторые его даже намеренно избегают.

А вот как все начиналось на родине первоисточника — Великобритании. Еще в 18-м веке в английском языке было очень красивое междометие — «hoops-a-daisy». Сначала эта фраза появилась в устной речи, поэтому существует несколько вариантов ее написания, так как каждый автор записывал фразу так, как слышал, а именно: upsidaisy, upsa daesy, upsy-daisy, oops-a-daisy, oopsy-daisy, hoops-a-daisy.

Наиболее часто используемая форма «oops-a-daisy» впервые встречается в печатных источниках в 1862 году, а именно в «Описании диалектов Лидса и его окрестностей» Клафа Робинсона («Clough Robinson’s The dialect of Leeds and its neighbourhood», 1862). Еще более раннее упоминание «up-a-daisy» встречается в собрании писем Джонатана Свифта, опубликованном в 1711 году. Еще одна форма, существовавшая в боле раннем устном диалекте, возможно звучала так — «upaday».

«Hoops-a-daisy» — это набор слов, языковое выражение эмоционального восклицания, которое мог произнести какой-либо взрослый человек, подбадривая ребенка, собиравшегося совершить прыжок, а также поднимая малыша, который учится ходить и  упал, например.

Причем здесь ромашка (англ. «daisy»), спросите вы. Междометие «hoops-a-daisy», где «daisy» (по-русски — ромашка) появилось, вероятнее всего от того, что ребенок, в адрес которого использовалось это выражение, играл на поляне, усеянной ромашками. Также само английское слово ромашка («daisy») происходит от day’s eye и со временем претерпело изменения до daisy. Цветок был назван «day’s eye» (по-русски «око дня»), так как с началом дня (см. выше «upaday») лепестки цветка раскрываются, обнажая желтую середину, похожую на солнце.

Благодаря междометию «ups-a-daisy» в американском английском возникло его производное «whoops-a-daisy», которое стали употреблять и в других случаях. Например, споткнувшись, или, совершив мелкую оплошность, человек произносил его вслух, таким образом, признавая себя неуклюжим. Впервые новое производное «Whoopsie Daisy» появилось в печатных источниках в сентябрьском номере «Нью Йоркера» в 1925 году. Со временем в американском английском закрепилось междометие, которое претерпело изменения до хорошо нам знакомого «oops», в то время как английское «oops-a-daisy» можно встретить теперь гораздо чаще в классической литературе, чем в устной речи.

Источник информации

«По ком звонит колокол» или «Девять ударов в колокол»

Откуда пошло выражение «по ком звонит колокол»? — Ответ на этот вопрос можно найти в названии рассказа английской писательницы Дороти Сейерс «The Nine Tailors». Название рассказа переводится вовсе не «Девять портных», а «Девять ударов колокола».

Дело в том, что в некоторых церковных приходах Англии до сих пор соблюдают традицию, уходящую своими корнями в далекое прошлое. По этой самой традиции о смерти умершего сообщали при помощи колокольного звона. В маленькой деревушке вести о тяжелой болезни кого-либо из ее жителей очень быстро распространялись, поэтому для соседей не составляло труда установить личность умершего, если они узнавали возраст и пол человека. О смерти, возрасте и поле умершего сообщалось (по англ. — «to tell»)  при помощи отдельных мерных ударов в колокол. Тремя ударами в колокол оповещали о смерти ребенка, два раза по три удара означало, что новопреставленная была женщиной, и, наконец, три раза по три  удара, что умер мужчина. После небольшой паузы колокол оглашал о возрасте умершего с примерно 30-ти секундным интервалом между ударами. Английское слово «teller» (по-русски рассказчик, повествователь) в некоторых диалектах претерпело изменения до формы «tailor», отсюда и пошло выражение «Nine tailors maketh a man» (по-русски «Девять ударов колокола оповещают о смерти мужчины» — помните три раза по три удара?). А колокол, в который отбивают необходимое количество ударов, называют «teller». Звон, совершаемый этим колоколом, называется «toll».

В литературе уже существует роман Хемингуэя с названием «For Whom the Bell Tolls» («По ком звонит колокол»). В связи с этим, переводчику детективного рассказа Дороти Сейерс пришлось придумать новый перевод для ее «The Nine Tailors», чтобы не повторять уже известное миру название романа американского писателя. Благодаря этому русскоязычным любителям детективного жанра рассказ известен под названием «Почерк убийцы» в переводе А. В. Яшиной (2008 г. издательство «Мир Книги») или «Девять ударов за упокой» в переводе И. Архангельской, М. Ворсановой и др. (1998 г. издательство «Армада-пресс»).  «Почерк убийцы» — хороший вариант, но более близким к оригиналу и сюжету вариантом все-таки будет «Девять ударов за упокой».

В книге Дороти Сейерс «Девять ударов за упокой» можно почерпнуть не только интересную информацию о традиции колокольного звона в Англии, но и некоторую необходимую лексику для того, чтобы общаться на эту тему.

Маки возле Тауэра

Одна из самых масштабных арт-инсталляций проходит в настоящее время возле стен Лондонского Тауэра. Акция под названием «Blood Swept Lands and Seas of Red» (по-русски «Земли и моря, обагренные кровью») посвящена 100-летней годовщине вступления Великобритании в Первую мировую войну. Названием акции послужила первая строка стихотворения, написанного солдатом, имя которого неизвестно.

Благодаря небывалому по масштабу замыслу и высокому эстетическому исполнению авторам проекта — художнику по керамике Полу Камминсу и сценическому дизайнеру Тому Пиперу удалось не только подчеркнуть важность годовщины, но и привлечь внимание людей со всего мира к своей инсталляции.

Городская скульптура на улицах Соединенного королевства Великобритании

Пришелец Давида Брёйер Вейля. В центре Гросвенорского сада в одном из самых престижных районов города установлена фигура первого инопланетянина, приземлившегося вверх ногами в Лондоне. Автор скульптуры пришельца, в пять раз превышающей человеческий рост, Давид  Брёйер Вейл (David Breuer-Weil) хотел показать лондонцам не столько пришельца из космоса, сколько чужеземца в широком смысле слова и связывает свалившегося с неба бедолагу с судьбой своего деда, который бежал из Австрии в Англию в 1938 году.

Синий петух немецкого скульптора Катарины Фриц

Бифитеры и гвардейская пехота

В Англии королевские гвардейцы несут пост возле четырех официальных резиденций королевской семьи — Букингемского дворца, Сент-Джеймсского дворца, Виндзора и Тауэра.

Часто по телевизору можно видеть, что туристы, желающие сфотографироваться с солдатами в причудливых высоких шапках из медвежьего меха, могут подойти к ним совсем близко. Так вот подойти к солдатам гвардейской пехоты можно далеко не везде,

Трудности перевода — «as full as an egg is of meat»

Перевод одного выражения, встреченного мной в тексте, заинтересовал меня и с точки зрения  перевода, и смысла самого выражения. Вот это предложение: «I am as full of objections to this idea as an egg is of meat».

Автор использует as full as an egg is of meat не только в качестве сравнительного оборота, чтобы образно передать озадаченность своего героя, но и в очередной раз  демонстрирует широту кругозора героя. Очевидно, герой начитанный человек, раз знаком с пищевой пирамидой, в которой яйцо относят к мясным продуктам из-за большого содержания белка.

Есть очевидные вещи, на которые не обращаешь внимание, как, например, то, что яйца относят к мясным продуктам. А при переводе обращаешь внимание на любую мелочь. Иногда чтобы перевести одно лишь предложение или абзац, например, про колокольные звон, придется ознакомиться с темой.

«To be as full of smth as an egg is of meat» — устойчивое выражение и переводится на русский как вариант «битком набитый».

Если этого не знать, то можно перевести предложение не совсем верно, а именно: Мне так не нравится эта мысль, как и то, что яйцо — это мясо.

Подобный перевод продемонстрирует, что переводчик не знаком с устойчивым выражением и переводит дословно.

Как вариант перевода этого предложения на русский язык может быть — Меня переполняют сомнения. Но тогда мы теряем образность, которую придает в английском это выражение. Необходимо подобрать что-то подобное «to be full of smth as an egg is of meat» в русском языке, что-то вроде «полным полно».

Как вам такой вариант: У меня полным полно возражений против этой версии.

Я использовала слово «версия» как перевод слова “idea”, так как в контексте речь идет о возможной версии преступления.

«YES» против «No, thank you»

«Have you any Scotch blood in you, Parker?» inquired his colleague, bitterly.
«Not that I know of», replied Parker, «why?»
«Because of all the cautious, ungenerous, deliberate and cold-blooded devils I know», said Lord Peter, «you are the most cautious, ungenerous, deliberate and cold-blooded».

— В Вас есть шотландская кровь, Паркер? едко спросил его коллега.
— На сколько мне известно, нет, ответил Паркер. А что?
— Просто из всех осторожных, скупых, осмотрительных и хладнокровных чертей, которых я знаю, сказал лорд Питер, Вы самый осторожный, скупой, осмотрительный и хладнокровный. (Отрывок из «Whose body?» Дороти Л. Сэйерс).

Я прибыла в Эдинбург на следующий день после проведения референдума по независимости Шотландии. Сувенирную продукцию, например, футболку с надписью Yes перестали продавать сразу по окончании кампании. А вот следы кампании были повсюду.

Чему я научилась у английских гидов

Во время экскурсий в Великобритании я наблюдала за работой английских гидов, брала на заметку их методы ведения экскурсий, записывала разные слова и фразы, а также запоминала историческую справку.

Первая экскурсия — однодневный автобусный тур «Виндзор, Стоунхендж и Оксфорд». Начало тура в 8:45, сбор на лондонском автовокзале «Виктория», окончание в 19:00.

Перед посадкой в автобус, было сделано объявление о том, что испаноговорящие туристы должны проследовать в один автобус, а англоговорящие — в другой, чтобы не мешать языки в одном автобусе.

Гид проверял туристов по списку при входе в автобус, в то время как водитель выдавал каждому аудио-передатчики и наушники, которые мы позже использовали на улице. Стоит отметить, что водитель сразу был задействован, в отличие от того, как это принято у нас. Пока собираются мои туристы в Москве, наш водитель стоит где-нибудь позади автобуса, где либо курит, либо беседует с другими водителями.

Мне также понравилось, как наш гид, Люси, представила водителя сразу после себя:

Британские фунты

Для меня стало открытием, что фунты бывают разные. Поменяв деньги в Англии, Северной Ирландии, а потом и в Шотландии, я так и не привыкла к банкнотам. Монетки везде одинаковые, так как их чеканят на Королевском монетном дворе Великобритании, в то время как банкноты в каждой части Великобритании свои и издаются местным банком — Bank of Northern Ireland, Bank of Scotland. Однако расплачиваться ими можно на всей территории Соединенного Королевства.